Комментарий Елены Пономаревой для Издательского дома «Сфера» (журнал «Мясная промышленность», №2, 2020)

РНИМУ имени Н.И. Пирогова для компании «Очаковский комбинат пищевых ингредиентов» создало первый опытный образец клонированной телятины. Таким образом было получено первое культивированное мясо, созданное без животноводческого цикла, в лаборатории. Первые 40 г культивируемого мяса обошлись в 900.000 рублей. Хотелось бы понять, если ученым и производителям удастся снизить себестоимость этого продукта хотя бы на порядок-два, может ли этот продукт зайти на рынок? Какая у него может быть маркетинговая стратегия?

Полученное таким образом мясо вряд ли будет востребованным на рынке в ближайшей перспективе (15-20 лет) даже при снижении его себестоимости до уровня обычного. Причины для этого следующие:

  • Обсуждение темы клонирования регулярно поднимается в обществе и вызывает бурные дискуссии сторонников и противников. Клонирование не является широко распространенной технологией и реализуется только на научной основе. Поэтому до принятия технологии как способа производства продуктов питания очень далеко, хотя тема уже меньше шокирует общественность, чем раньше. За рубежом есть термин «франкен-мясо» (от «Франкенштейн»).
  • Потребители во всем мире слабо разбираются в терминологии, поэтому велика вероятность, что возникнет негативная ассоциация между культивированным и генно-модифицированным мясом, несмотря на то, что при синтезе искусственного мяса на генном уровне ничего не меняется.
  • Рост спроса на 100% натуральные и органические продукты, к которым не может относиться культивированное мясо, созданное в искусственных условиях по непонятной потребителям технологии.
  • Огромные объемы мирового и российского производства мяса, покрывающие потребности населения в большинстве стран, население которого формирует платежеспособный спрос. Потребность в производстве мяса в неестественных условиях на данный момент и в ближайшие 15-20 лет отсутствует.
  • Нельзя оценить влияние питания клонированным мясом животных на здоровье людей здесь и сейчас и в долгосрочной перспективе. Для этого нужно его широкое производство и многолетние исследования. Кроме того, мнение врачей и ученых расходятся – некоторые из них считают синтезированное мясо съедобным, некоторые – вредным для здоровья.
  • Отставание искусственного мяса от натурального по внешнему виду и органолептическим характеристикам, над чем ученым еще нужно будет работать.
  • Большие объемы инвестиций, требующиеся для разработок и синтезирования. Поэтому на серьезном уровне такие проекты доступны или компаниям-инноваторам, или крупным холдингам, имеющим возможность вкладываться в такие пока «фантастические» проекты R&D. Сегодня в эти технологии инвестирует Билл Гейтс, Ричард Брэнсон и Сергей Брин, владеющие крупнейшими, но далекими от производства продуктов питания мировыми империями, инвестирующими в стартапы.

Однако, есть и несколько драйверов, которые позволят сформировать некоторый спрос на культивированной мясо:

  • Растущее количество веганов и вегетарианцев. Их доля в России по разным оценкам составляет 1-3% от всего населения. Уже сегодня им предлагается довольно широкий выбор продуктов из растительного мяса. Будут ли они потреблять искусственно выращиваемое мясо – вопрос, требующий изучения. Однако, именно эта категория потребителей может стать проводником культивированного мяса как меньшего вреда для животных и окружающей среды.
  • Набирающее активность движение против содержания сельскохозяйственных животных в жестоких условиях.
  • Увеличение численности населения к 2050 году до примерно 10 млрд. человек с одновременно с продолжающей урбанизацией, что поставит экономику перед необходимостью обеспечивать питанием жителей больших городов.
  • Отрицательное влияние сельскохозяйственного животноводства на окружающую среду – выделение метана, провоцирующего глобальное потепление.
  • Более продвинутые зарубежные потребители, быстрее российских принимающих новинки. В 2017 году опрос показал, треть жителей США готовы попробовать синтезированной в искусственных условиях мясо при условии, что животные не пострадают. Как правило, именно из США на рынок Европы, а затем и России приходят принципиально новых продукты и технологии.

Несмотря на крайне туманные перспективы коммерциализации данного проекта, он интересен с двух точек зрения. Первая – это вклад в развитие не только российских, но и мировых биотехнологий. На фоне небольшого количества аналогичных проектов во всеми мире данный факт не остался без внимания в прессе. Вторая – это формирование образа Очаковского комбината пищевых ингредиентов как компании-инноватора, инвестирующего в технологии и поддерживающего российскую науку, а также как предприятия, отслеживающего тренды и уже сегодня думающего на очень долгосрочную перспективу.

Говорить о маркетинговой стратегии и продажах пока очень рано. Однако, как я уже писала, драйверы есть, поэтому продвижение нужно будет строить на лидерах мнений и формировать рынок с нуля, не только рассказывая о продукте, но и занимаясь пропагандой. Так сейчас поступают производители растительного молока, но в данном случае продукт не является таким спорным, не требует преодоления существенного негатива и довольно легко увеличивает продажи за счет молодой и более продвинутой целевой аудитории.

Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •